Ведущий «Ты супер!» Вадим Такменев: «Я видел много раз, как с израненной души ребенка падает гигантский булыжник»

20 сентября на НТВ вновь выйдет проект «Ты супер!», где соревнуются юные вокалисты. Все они с непростой судьбой: это воспитанники детдомов и приемных семей из разных стран бывшего СССР. О проекте, который давно вышел за рамки телевизионного эфира, «Телепрограмме» рассказал его ведущий и продюсер Вадим Такменев.

— Собрать детей из разных стран для участия в проекте и раньше было непросто. А в условиях пандемии, наверное, особенно тяжело. С чем команде проекта пришлось столкнуться на этот раз?

— Прежде всего эти трудности связаны с организацией привоза детей. Это огромная ответственность. Мы сделали все возможное для того, чтобы не было даже минимального риска, — распределили детей в разных местах (раньше они жили все вместе), даже привозим их в разное время. У нас нет массовых совместных мероприятий. Я надеюсь, что мы до конца преодолеем все эти трудности.

— В проекте участвуют и ребята из прошлых сезонов — ребенок заново переживает то, что уже пережил. В чем смысл?

— В этом есть очень большой человеческий смысл. Мы ребятам, которые участвуют в проекте, всегда говорим: даже если что-то не получается, вы не доходите до финала, чувствуете, что сейчас сил не хватило, но уверены, что хватит через год, без всякого отбора и конкурса мы ждем вас в следующем сезоне. Мы держим свое слово. Позанимавшись с педагогами, они возвращаются, как правило, уже матерыми волками. Для нас это огромное счастье. Мы не только увидим новых ребят, которым рады безгранично, но с удовольствием и трепетом встретимся с теми, кого мы уже знаем и любим.

 Член жюри вышел на сцену, чтобы просто обнять участницу, - таких трогательных моментов в проекте много (на заднем плане - ведущий Вадим Такменев). Фото
Член жюри вышел на сцену, чтобы просто обнять участницу, — таких трогательных моментов в проекте много (на заднем плане — ведущий Вадим Такменев). Фото: НТВ

— После каждого сезона выходит фильм о судьбах детей в формате «до и после». Мама одной из девочек гордится ею на расстоянии, даже ведет альбом с ее новыми фотографиями, но… забрать в семью не спешит. Другая мама впервые за много лет встречается с сыном и потом легко прощается с ним. В этих женщинах нет надлома, им не стыдно. Что с ними? Вам никогда не хотелось ударить такую мать?

— Нет, ударить мне никого не хотелось. Когда ты сталкиваешься с этими историями очно, несколько по-другому начинаешь их воспринимать. Невообразимая глубина этого проекта заключается в том, что счастье у ребенка иногда возникает не потому, что он наконец встречается со своими родителями и они снова живут вместе.

Так тоже бывает, это великое счастье. Но часто у нас происходит другая вещь: жизнь ребенка превращена в ад только потому, что он думает о своей маме, которая его бросила, и не может закрыть эту страницу своей жизни и начать жить дальше. Не может прорваться через эту стену. Гигантский смысл проекта в том числе и в том, что ребенок встречает своих родителей и начинает понимать, что зря все эти годы он зацикливался на этом.

Как бы тяжело ни было это принять, но с этой матерью у него ничего общего быть уже не может. Те примеры,  которые  вы  приводите, из этой серии. И эти матери, и дети, которых они когда-то бросили, понимают, что разбитое блюдце не склеить. И в этот момент, мы это видели много раз, с израненной души ребенка падает гигантский булыжник. Он вздыхает легко и начинает жить дальше.

А дальше жизнь по-разному складывается. Кто-то соглашается уйти в приемную семью, кто-то уже на пороге самостоятельной жизни. Многие выпорхнули из приемных семей, из детских домов.

Мы со многими общаемся, они живут в Москве. Особенно те дети, которые после суперсезона живут полной, замечательной, здоровой, абсолютно цивилизованной жизнью в своих собственных московских квартирах. Учатся в колледжах и вузах, занимаются песнями и не песнями, дружат друг с другом. Вот в этом есть философия, которую несет этот проект.

— Какие-то эмоции в адрес родителей, бросивших своих детей, вы испытываете?

— Один процент из ста, что ты начинаешь сочувствовать им. Но ситуации бывают разные. Понятно, что есть злость, даже ненависть иногда к таким горе-мамашам и горе-папашам. Но где-то параллельно ты все равно пытаешься найти объяснение, почему так произошло. И не находишь. Жизнь — сложная штука. Эти истории иногда такие, что очень сложно найти ответ на все вопросы.

 Слева направо: дочери Агата и Полина, супруга Елена и сам глава семейства. Фото: личный архив
Слева направо: дочери Агата и Полина, супруга Елена и сам глава семейства. Фото: личный архив

— У вас есть среди участников проекта дети, за которыми вы следите с особенным вниманием? Любимчики.

— Не то что любимчики. Просто есть люди, которые остаются на связи, потому что мы общаемся в социальных сетях. У нас огромное количество чатов, мы пишем друг другу. Они рассказывают о своей жизни, мы оставляем комментарии. Могут написать напрямую, спросить совета.

Это происходит бесконечно уже четыре года. Есть ребята, с которыми нет прямой связи, но наша команда точно погружена в это бесконечно. Есть масса имен и фамилий, о которых я спрашиваю: а как у Юры дела, у Ани? В лицо я помню всех. Если я вижу знакомое лицо в соцсетях, тут же подписываюсь, лайкаю.

— Вам важно поддерживать общение с сотнями детей?

— Мне даже в кадре работать неинтересно, если нет с детьми эмоциональной связи. У нас были и такие персонажи, которые не идут на контакт. Но мне и это интересно. Потому что в кадре происходит реальная жизнь. Никто не говорит мне: давай на этом проекте ты будешь играть образ любящего папы. Это было бы глупо. И даже не потому, что зритель это раскусит сразу.

Через этих детей фальшь не пройдет, они повидали очень многое, обросли правдой, ложь для них видна в любых проявлениях, даже в самых мельчайших. С этими детьми невозможно не вести себя по-человечески. Какой ты в жизни, такой ты и на сцене с ними. И они такие же.

— Невозможно сохранять душевное равновесие, соприкасаясь с покореженными детскими судьбами. К этому можно привыкнуть? Загасить в себе желание спасти всех?

— Никто из нас специально этому не учится, это бессмысленно. Каждый раз ты видишь новых детей. И при этом опять у всех открытые финалы. И опять непонятно, куда вырулят и проект, и жизнь этих детей. И переживания свежие, новые, все по-другому. К этому привыкнуть невозможно. И даже если бы можно было, мы бы сделали все, чтобы не дай бог не привыкнуть. К этому лучше не привыкать, это неправильно.

«В интернет пока не хочу»

Ведущий «Ты супер!» Вадим Такменев. Фото
Ведущий «Ты супер!» Вадим Такменев. Фото: НТВ

— Как изменилась ваша жизнь в этом году? Есть ощущение, что этот кризис был самым тяжелым из всех, что случались раньше?

— Конечно, это не сравнимо ни с чем. Слава богу, у нас никуда не делась работа, телевидение продолжало вещать. Но такое количество изменений в привычках… У меня редакции работали на удаленке. Люди приезжали только на прямые эфиры по надобности.

Безусловно, бывали уже кризисы. Но пандемия кардинально поменяла уклад жизни. Мы месяцами не виделись с друзьями. Ограничение передвижений — это вообще катастрофа. Мы сначала не могли увидеть свою дочь, которая учится не в России (старшая дочь Полина учится на врача в Австрии. — Авт.).

Позже она наконец-то приехала. Потом не могла вернуться на учебу. Мы забыли, что такое отдохнуть семьей. Люди стали друг друга больше бояться, но зато появилось ощущение собственного пространства: не подходите ко мне близко, и я к вам не буду подходить. Все изменилось.

— Некоторые в этой ситуации усматривали и неожиданные плюсы — например, открывали новые грани в общении с близкими. Правда, иногда доходило до разводов.

— В этом плане моя жизнь не сильно поменялась. Я как уделял семье время, так и продолжал это делать. За 25 лет совместной жизни с женой мы узнали друг друга настолько, что я ничего нового не открыл за время пандемии. Дай бог еще 25 лет, и никакая пандемия не страшна.

— Год назад вы выступали с мастер-классом в Бишкеке и сказали, что, если почувствуете профессиональное выгорание, то легко уйдете с ТВ. Значит ли это, что у вас есть подспудное ощущение, что вы в профессии сделали все что могли?

— Это правда возможно. Но я пока не чувствую никакого выгорания. Я об этом и говорил, наверное, только потому, что не чувствую. Надеюсь, что это не так быстро и скоро произойдет. А так, конечно: если тебе неинтересно этим заниматься, то зачем этим заниматься?

— Недавние звезды ТВ добиваются больших успехов в интернете. Например, ваш экс-коллега по НТВ Алексей Пивоваров. Вы наблюдаете за этим?

— Конечно, я наблюдаю, мне очень многое нравится, что происходит в интернете. Тот же Алексей Пивоваров, на мой взгляд, поднял планку интернет-проектов на уровень, на который можно равняться. Но если вы меня спросите, хочу ли я заняться тем же?

Нет, пока не хочу. Потому что у меня есть кроме «Центрального телевидения» «Ты супер!». Есть другие проекты, которыми я занимаюсь. Не хочу не потому, что боюсь, что не будет просмотров или лайков. Делать то, что делают уже многие, мне не хочется. А никакой другой оригинальной идеи у меня пока нет. Вот если появится, я задумаюсь об этом.

— В «Центральном телевидении» вы годами работаете в прямом эфире, причем отдельно на все орбиты вещания. Это же страшный стресс?

— Для меня прямой эфир — это не стресс. Это как раз тот самый наркотик, который позволяет находиться в эйфории. Как только заканчивается сезон и я понимаю, что в ближайшие месяцы прямых эфиров нет, я начинаю чудовищно заболевать. У меня то бронхит, то пневмония, то еще что-нибудь — вылезают все болячки на свете! Для меня стресс — это отсутствие этой подпитки по субботам (день эфира программы «Центральное телевидение». — Авт.).

Я всегда просыпаюсь в нужное время, без будильников, потому что это прямой эфир, я не могу опоздать. Если бы мне сказали, давай не будем выходить на Дальний Восток, а будем только на Москву, я бы очень сильно расстроился. Потому что организм привык. В субботу я заряжаюсь целиком и полностью на всю следующую неделю и нормально живу. Только так.

— Расслабиться после работы можете? Скажем, чуть-чуть виски.

— Могу вечером в субботу вернуться с эфира и выпить с супругой хорошее вино или шампанское. А крепкие напитки я не пью.

КСТАТИ

В новом сезоне «Ты супер!» примут участие ребята из России, Украины, Беларуси, Киргизии, Молдовы, Грузии, Эстонии, Абхазии и Азербайджана. За все время существования проекта в «Ты супер!» и «Ты супер! Танцы» приняли участие 344 ребенка из 18 стран.

14 детей в качестве призов получили квартиры: победители первого и второго сезонов Валерия Адлейба и Диана Анкудинова и 12 финалистов суперсезона (такой подарок им преподнес поэт и меценат Михаил Гуцериев).

14 участников проекта поступили в музыкальные институты и колледжи. Выпускники «Ты супер!» — частые гости конкурсов и фестивалей, в том числе и международных. Некоторые ребята не только проявили себя на большой сцене, но и обрели семью: четверо детей усыновили, а участница первого сезона Александра Хлудова воссоединилась с родной семьей.

«Ты супер!» с 20 сентября на НТВ

Источник