6 октября украинский кинорежиссер Олег Сенцов официально прекратит голодовку, объявленную им 14 мая 2018 года в колонии «Белый медведь» на Ямале. Сенцов уже ел куриный бульон и тюремную кашу. В колонии, где Сенцов отбывает 20-летний срок по обвинению в террористической деятельности на территории Крыма, с ним встречался документалист Аскольд Куров, снявший о Сенцове фильм «Процесс», премьера которого состоялась на Берлинском кинофестивале. Мы поговорили с Аскольдом Куровым о поездке к Олегу Сенцову на Ямал и о его выходе из голодовки.

— Я летал к Олегу 4 июня. Шел 22-й день его голодовки. Мы были там с адвокатом Дмитрием Динзе и архиепископом Симферопольским и Крымским Климентом, который хотел встретиться с Олегом, но ему в итоге не дали на это разрешения. А мне удивительным образом дали разрешение встретиться, и нам удалось с Олегом поговорить в течение 45 минут.

— Что это был за разговор? Вы ничего не записывали, не снимали?

— Нет, конечно. Я ничего не мог записывать и снимать. На территорию колонии нельзя проносить записывающие устройства, можно использовать только бумагу и карандаш. Более того, администрация колонии сама производила видеосъемку, то есть она храниться у них в архивах.

— Весь ваш разговор записывали?

— Да. Это был разговор на тему, которая совершенно не касалась голодовки и заключения. Олег к тому моменту находился в некоторой изоляции. Газеты к нему доходили с большим опозданием и письма почему-то тоже. Он не знал о той международной компании в его поддержку, которая проходила во всем мире. Я ему рассказывал обо всех этих акциях. Для него это было очень важно. Олег передавал всем привет и слова благодарности, очень интересовался тем, что происходит в кино, на фестивалях, у его друзей. Мы о многом говорили. Так что нам не хватило отведенного времени.

— Он не падал духом?

— Нет. Он очень сильный человек. Было видно, что у него нет никаких сомнений и колебаний. Однажды он принял решение о голодовке и не собирался от него отступать. Решимость в нем чувствовалась. Олег был уже слабый, бледный, изможденный и постаревший.

— Вы же постоянно общаетесь с его адвокатом. Что вам известно про происходящее сейчас?

— Никто не предполагал, что Олег сегодня объявит о выходе из голодовки. У него была очередная и плановая встреча с адвокатом.

Слава богу, Олег решил прекратить голодовку. Его недавно обследовали. Состояние у Олега, по мнению врачей, очень плохое. Начала распадаться печень, забились и начали отказывать почки, возникли проблемы с желудком, мозгом и сердцем, развивается ишемическая болезнь. Все органы поражены.

Врачи сказали о том, что могут начаться необратимые процессы. Олегу поставили ультиматум. Либо его начинают насильственно кормить, а это значит, что привяжут к кровати, вставят какие-то трубки, и, возможно, начнут вводить психоактивные препараты, лидо следует добровольно прекратить голодовку. И Олег принял решение, что лучше от нее отказаться, чем находится в овощном состоянии, когда против твоей воли тебя будут кормить. Мне кажется, что он все сказал в своем заявлении. Оно искреннее и очень страшное.

— Тревожен дальнейший исход событий.

— Да, важно как Олег будет выходить из голодовки. Врачи говорят, что это может быть болезненный и опасный процесс.

— Где он находится? В городскую больницу его же вывозили только на обследование?

— Его периодически туда вывозят с того момента, как он начал голодать. А так Олег находится, конечно, не в общем помещении, а в санчасти колонии, куда его перевели в какой-то момент.

Подробности о прекращении голодовки Олегом Сенцовым читайте в материале нашего обозревателя Евы Меркачевой «Врач рванула на рынок за домашней курочкой»

Источник